Profile

Layout

Cpanel

Восстановление монастыря

1

Первые труды по возрождению Богородице-Тихоновской обители были предприняты в 1994 году насельниками Задонского Рождество-Богородицкого мужского монастыря. До этого времени на территории обители хозяйничал совхоз, используя Вознесенский храм под склад. Трапезный корпус был переоборудован под механические мастерские, а возле засыпанного Живоносного Источника на месте разрушенной церкви стояло здание конторы. От колокольни оставался один цоколь со стенами, вровень с остатками монастырской ограды.

2

Первоначально братия приводили в порядок Вознесенский храм, освобождая его от складских завалов. Затем принялись за восстановление глав церкви, лишенных кровли и грозящих обрушением. Заново был возведен барабан юго-западного шатра. Когда кровля на всех пяти главах была готова, их увенчали кресты. После этого были начаты работы по восстановлению трапезной и переделке совхозной конторы под келейный корпус.

3

21 марта 1995 г. митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий (Немцов) обратился к главе администрации Липецкой области Наролину М.Т. с просьбой о передаче монастырского комплекса Русской Православной Церкви для «восстановления и возрождения в нем духовной жизни». Уже 20 июля было получено соответствующее распоряжение, а 19 декабря 1995 года, в день праздника (!) святителя Николая Чудотворца, издано совместное распоряжение Госкомимущества и Минкультуры РФ о передаче епархии имущества монастыря в безвозмездное пользование.

4

Официально открытие монастыря состоялось через семь лет, решением Священного Синода РПЦ от 26 декабря 2002 года. К этому времени потихоньку стали стекаться первые насельницы. Первой и старшей сестрой в монашескую общину благословили монахиню Арсению (Семенову) из Свято-Тихоновского Преображенского женского монастыря (т.н. Скита). Матушка приехала в Тюнино в День Святаго Духа, 24 июня 2002 года.

О том впечатлении, которое производила обитель в то время, можно отчасти судить по фотографиям территории. Оно было по-человечески удручающим, если не сказать устрашающим, укрепить в надежде на будущее возрождение могла только твердая вера в помощь Божию. Начинать жительство пришлось матушке вдвоем с первой послушницей, вскоре приехала другая. Это были мирские девушки, не знавшие еще монастырской жизни. А затем появились и монахини. Первые из них пришли по благословению из Задонского монастыря.

5

- В 2001 году я впервые увидела Тюнинский монастырь, вернее, его останки, все под грудами всякого хлама, строительного мусора, камней и досок, и везде заросли травы и кустарника. Но зато было такое впечатление, что не хочется уходить отсюда, захотелось обязательно когда-нибудь приехать, жить и спасаться только тут. То есть душа сразу почувствовала благодать, и потом она нас так поддерживала (спустя какое-то время, милостью Божией, меня благословили жить в Тюнино). Сначала нас было 8 человек, потом 12. Трудились все, брались за работу с воодушевлением; «не могу» или «не хочу» – такого не знали. Долгое время приходилось просто убирать, складывать и вывозить все с территории и из храма. Всей душой хотелось очистить и восстановить именно собор, это была просто мечта! Готовили каждая по очереди, кто как мог: сестры и трудники кушали отдельно, была устроена «летняя кухня». Ропота, ссор, осуждения – ничего такого не было, хотя бытовые условия были тяжелые, все было в радость. Эта радость осталась в памяти на всю жизнь. 6

 От церкви «Живоносного Источника» оставалась только одна стена, к которой было пристроено здание конторы. В нем и жили все насельницы, совершать службы в монастыре было просто негде, и около года на богослужения в субботу и воскресенье ездили в Задонский мужской монастырь. На территории проживали несколько трудников, братия дежурили по ночам, хоть как-то создавали видимость «охраны» территории, и очень помогали трудами. Первой задачей стало устройство домовой церкви в здании конторы, которое одновременно превращалось в жилой келейный корпус с приемной матушки, ризницей, трапезной, кухней, швейкой и складом.

7

- Мы ждали, когда наконец-то откроют Тюнинский монастырь, так сердечно хотелось спасаться именно здесь, где столько претерпели когда-то сестры, эта обитель освящена их кровью. Чувствовалось, как здесь намолено, благодать сильная, несмотря на долгую мерзость запустения. Страшно не было, было такое воодушевление, такая радость, сердце трепетало, мы точно знали и верили, что здесь мы под покровом Божией Матери. И еще очень важно, что монастырь изначально и всегда был женской, девичьей общиной, а не переделан из мужского, или наоборот, как бывает.

Многие в то время пришли именно с целью – восстанавливать «с нуля», своими силами с Божией помощью. А ведь некоторые паломники даже сомневались, возможно ли восстановить весь монастырь. Вспоминается, как владыка Никон заезжал проведать, осмотреть строительство, у него самого ведь колоссальный опыт; уже позже, стоя в только что выкрашенной трапезной, ослепительной, залитой ярким солнцем, он сказал: «Вы радуйтесь, вы такие счастливые, что оказались здесь, и все на ваших глазах и с вашим участием рождается. Когда на готовое придешь – не так уже будешь относиться, не так полюбишь обитель. А какая на всех милость Божия! Не ищите другой монастырь, лучшего себе не найдете».

8

И Господь словно на руках носил, откуда только силы брались! Трудились изо всех сил, себя никто не жалел. Иногда казалось, вот сяду в машину (куда-то благословили съездить), упаду на сиденье и уже не встану, а через 15 минут доехали – и бегом дальше. То есть это не мы сами, конечно, Бог укреплял, кому сколько было нужно. Все трудности потихоньку преодолевались, болезни уходили, сейчас трудно представить, что все это пережито. Была большая искренность, духовное единение, которое очень помогало. Конечно, и искушения были, без них-то не бывает, но они не помнятся, отходят на задний план в душе. Необыкновенно дорогое, драгоценное время, и по-настоящему, духовно счастливое.

9

Многие люди нам помогали, кто трудами, кто материалами и деньгами, кто – профессиональными советами и услугами. Спаси, Господи, их всех! Жертвовали на монастырь продукты, одежду, постельное белье, посуду, инвентарь, строительные материалы, животных, зерно… Чем могли, оказывали поддержку Задонский мужской монастырь и женский Свято-Тихоновский скит.

- Однажды приехали на службу в Задонск, там как раз во дворе владыка оказался, и на его глазах стали мы из старенького «пирожка» выскакивать по одному. Он смотрел-смотрел, сколько же вас здесь помещается? А нас набилось больше десятка человек, как стали все смеяться. После этого владыка благословил в подарок автомобиль «Соболь» – это была настоящая роскошь.

10

- Матерь Божия никогда не оставляла монастырь, мы знали, что пришли под Ее покров, читали канон каждый день. И все нужное для жизни Она посылала, при такой разрухе то одни гостинчики, то другие. Один раз среди зимы – в феврале – откуда-то привезли свежий виноград, полтонны! Кто-то пожертвовал; так мы сами ели и развезли по округе – детям, инвалидам, в скит. Летом ходили в лес: грибы, ягоды, травы собирали, как-будто ни городов вокруг нет, никого, одни леса, даже паломников у нас тогда не было. Совсем как в «пустыне», как было хорошо. А владыка проведывал постоянно, куда-то едет, обязательно заезжает, а бывало и второй раз на день, на обратном пути. Хоть на 5 минут, а нам такая радость: бежали под благословение, у кого какие вопросы - спрашивают, кому-то просто постоять рядом, старались ничего не пропустить. Владыка скажет что-нибудь веселое, подбодрит. Еще мы любили ходить в склеп, молиться. В 12 дня читали там акафисты, убирали мусор, там тоже все завалено было, а ведь там гробнички оставались игуменские, неизвестно кто еще был похоронен, а вдруг мощи, если это перед Богом угодник, страшно же пропустить косточку. Некоторые даже ночью приходили, прочищали все. Хотелось потрудиться ради Христа, «подвигов».

nastoyatelnitsa-i-arhiepiskop

11

16 августа 2003 года в домовом храме состоялось первое богослужение; каким праздником стала первая в монастыре литургия! Освящен храм, конечно, как и был, в честь Живоносного Источника Божией Матери. Совершать службы и выполнять все алтарные послушания стали насельники Рождество-Богородицкого Задонского монастыря; первым духовником стал игумен Поликарп. Медленно росло число сестер, стали совершаться свои пострижения в рясофор и мантию, а затем и в великий ангельский образ – схиму. С 2003 года начали чтение Неусыпаемой Псалтири за живых и усопших; обнаруженные в архивах списки дореволюционных насельниц немедленно и с особой радостью были внесены в синодики для поминовения. Теперь не только их души молились за монастырь, но и наши недостойные молитвы за них – соединились.

12

- Молитвенное предстательство тех матушек так важно для нас, и мы стараемся чаще поминать их. Всегда непременно начинают с убиенных игумении Мелитины и отца Гордия. В алтаре, на Псалтири поминаются синодики, на вечернем крестном ходу, по всем памятным и поминальным дням совершаются молитвы; лития ли, или поминальная трапеза – вспоминаем их.

В августе 2004 года матушку Арсению утвердили в сане настоятельницы. Внутренняя жизнь в монастыре текла со своими буднями и праздниками, чередуя физический труд и послушания с молитвенными правилами и церковными богослужениями. Матушка так и говорила: «Мы пришли в монастырь на молитвы и труды. Ведь здесь не только свою душу можно спасти, но и помочь родным. Монах может вымолить весь род, и живых, и усопших».

С первых лет возрождения обители стал приезжать в монастырь священник отец Иоанн (Глазков) из г. Каменск-Шахтинский Ростовской области. Его искренняя заботливость о жизни обители стала во все последующие годы незаменимой поддержкой; батюшка не только со своим семейством приезжал, но и прихожан своих организовывал – до 50 человек привозил несколько раз за год, а ведь и это стоит немалых забот и расходов – найти такую возможность, заказать автобус. Особенно старались успеть ко времени полевых работ, чтобы помочь вспахать, посадить, прополоть и собрать урожай. Личные труды батюшки касались не только хозяйства и приведения в порядок территории; он вникал в проблемы строительства; помогал молитвой, служил молебны и участвовал в богослужениях; являл подлинную любовь ко всем, помогая советом и ласковым словом утешения и поддержки; наконец, помогал и материально.

13

- О. Иоанн – первый, кто отслужил молебен в Вознесенском соборе. Он внутри весь черный был, в копоти от пожара совхозных времен, и по стенам – лозунги коммунистов. На молебен пошли всем монастырем. У батюшки необыкновенные были молебны, он служил полным чином, освящал воду, а потом давал всем с большого креста вкусить воды. О. Иоанн любил трудиться на пилораме, сам дрова пилил. И он был большой молитвенник. Даже в Тюнино и Задонске его узнали, появились и здесь духовные чада, съезжались, когда он бывал. А приезжал он часто. Сколько он материально помогал, финансово – а ведь сам строился, у него храм из магазина перестраивали, самому средства нужны. И приезжал с целым приходом, все труженики, помогали очень сильно. Столярку батюшка помог устроить. Даже специалистов из Ростова привозил, ну во всем старался. Привозили первые фрукты, овощи – помидоры, огурцы, абрикосы.

14

>>Если судить по делам, то таковые дела невозможны были бы без глубокой веры и любви к своей пастве. Отец Иоанн нес крест болезней (сахарный диабет в тяжелой форме, пять микроинсультов), но активность и горение духа его были удивительны. Ведь кроме существенной регулярной поддержки монастыря, на его плечах лежали заботы о своем приходе, храме и собственном большом семействе; он нес избранный крест священнического служения, и нес поистине достойно.

Батюшка ушел из жизни на Страстной Седмице в 2012 году, не дожив двух месяцев до десятилетия возрождения Тюнинского монастыря. Когда его экстренно забирали в больницу, он сказал врачам: «Делайте что хотите, но на Пасху мне непременно надо служить!» Лечащий врач изумлялся, как батюшка мог молиться непрестанно – даже тогда, когда останавливалось сердце. Как стало известно нам уже после его кончины, у себя дома отец Иоанн сугубо подвизался в молитве и аскетических подвигах. Люди питали к нему уважение, доверие и любовь; о. Иоанн не назначал платы за требы, если нужно было отпеть или окрестить кого-нибудь, говорил – по вашей возможности.

На Пасху 2012 года батюшку должны были поздравить с саном протоиерея; всю жизнь он был иереем. Когда в Страстной Четверг служили первую панихиду – в Каменске и в Тюнино, – поминали новопреставленного протоиерея Иоанна. Через двадцать дней матушка Арсения ездила на его могилку. А в июне батюшкина семья и верные чада снова были в Тюнинском монастыре; в Вознесенском соборе была совершена панихида. Пусть Господь примет все труды и молитвы, со слезами и любовью принесенные за дорогого батюшку!

Ведь у Бога все живы, и молясь об упокоении души отца Иоанна в Царствии Небесном, мы сами надеемся на его молитвы и ходатайство пред Господом за нашу обитель, потому что любовь не престает.

15

Как и в каждом монастыре, в Тюнино складывался свой внутренний распорядок и устав. Утро начиналось в 6 часов в храме: молитвы, полунощница, акафист и литургия. Два раза в неделю богослужения не совершались, молитвенное правило исполняли сами сестры, вычитывая также акафист свт. Тихону, пяточисленные молитвы, Богородичное правило и др. Вечером, если не было службы, также в храме собирались на акафист, затем ежедневный крестный ход вокруг монастыря: мимо кладбища, леса, сельских домов.

В монастыре установлены были две основные трапезы – утром и вечером после богослужений, днем приходили на чай. Так как службы часто затягивались, во дворе повесили специальное било, чтобы звуки ударов были слышны по всему монастырю, и так созывали всех в трапезную. Однако со временем, для удобства исполняющих различные послушания, установили постоянное время: утренняя трапеза в 10.30, а по большим праздникам и воскресным дням позже – после окончания праздничного богослужения; вечерняя трапеза после крестного хода.

DSC09835

Общими усилиями, с помощью паломников разбили огород и с каждым годом постепенно расширяли; посадили плодовый сад. Завели небольшое подсобное хозяйство: появились коровник, птичник, попозже и пчельник. В швейной мастерской с первых дней шили полностью все, начиная с подрясников и заканчивая алтарным облачением. Просфоры для богослужения привозили каждый раз из Задонского монастыря, а когда появилась собственная просфорня, учиться выпекать просфоры ездили к сестрам в Скит. Построили и пекарню с русской печкой по соседству с котельной (монастырь отапливается газовыми котлами).

 - Владыка много раз говорил, что здесь большая благодать и намоленный монастырь. Не только собор, но и храм Живоносного Источника, хотя сам храм разрушен и только в комнате домовая церковь устроена. Владыка приезжал иногда совершать у нас богослужение, это происходило в домовой церкви. Обязательно Великим постом читал канон Андрея Критского; помнится, сказал, что канон читать здесь легко как нигде больше, такой намоленный храм. Ну не нами, конечно, это монахини, что до самой смерти, до разгона из монастыря не уходили, как они скорбели, все терпели, вот где молитва была – истовая. До сих пор чувствуется, и вот еще какие были подтверждения. Братья, т.е. трудники наши, стали говорить: «Как вам удается пробираться в храм ночью? Мы по территории дежурим, слышим – пение, а на дверях ведь замок висит». Мы так удивились, говорим, никто ночью не ходил, мы в склепе днем акафисты читаем, и все! Они нам так и не поверили. Другой раз, когда были паломники, одна женщина пришла в 7 утра на огород, как ее благословили. А больше никого нет, она и пошла искать, где остальные. «Прохожу мимо собора и вдруг слышу: поют акафист. Я так огорчилась, ничего себе, думаю, сестры нам не сказали, а сами в храме! Он же обычно закрыт, туда не попадешь. Обхожу и бегу по ступенькам – а на дверях замок. Слева и справа двери – тоже замкнуто и заколочено, какой же еще вход? Постояла я у двери, еще послушала, как поют, и пошла других искать». Когда мы узнали это – опять, да никуда мы не ходили, какой храм, там же замкнуто. И тут все однозначно поверили, что ни службы, ни молитвы невидимо в монастыре не прерываются.

Таких случаев на самом деле много было, что-то забылось уже, кто-то и не слышал всего. Кто позже пришел, уже из третьих рук узнавал, записывать никто еще не брался.

16

Восстановительные работы продолжались по всей территории монастыря, да он и сегодня представляет собой местами строительную площадку. Сложностей было, конечно, очень много, ведь кроме огромных задач по строительству и ремонту основных объектов храмового комплекса, приходилось одновременно заботиться о текущих нуждах, устройстве помещений для проживания не только насельниц монастыря, но и паломников и трудников, без помощи которых было не обойтись. Приходили и приезжали отовсюду, кто в отпуск, кто на несколько дней. Некоторые оставались жить по два-три года, работали на совесть. Из всех этих добровольцев большинство были искренне верующие, искали путь к Богу, трудились для Бога, но были и пришедшие просто в нужде – не на что жить, негде перезимовать. Все это создавало матушке дополнительные сложности, но помогали те братья, кто был уже проверенным и надежным. Им доверялись все подсобные работы по строительству, и милостью Божией, так все потихоньку управлялось.

 - Как-то проходили по территории, а уже заканчивали перекрывать крышу новой трапезной и Александро-Невского храма, и один рабочий трудится над луковкой. Она выходила такая красивая, что я не удержалась и похвалила: золоченый «галстук», уголками отделывается верх луковки, а на нем крест. А кровельщик и говорит: «Да как же не стараться, мы тут все детство, можно сказать, провели, мы же местные. Мальчишками лазали по всем крышам и заброшенным углам. Теперь вот хочется сделать так, чтобы хорошо было! Вот принес кусочек золоченого листа из дома – на «галстучек» должно хватить».

17

Стройкам и ремонтам тогда не видно было конца, буквально все нужно было обустраивать – подсобные хозяйственные помещения, паломническую гостиницу, склады, баню. При этом скудость материальная: основным источником средств к существованию были пожертвования верующих, и ни одного крупного стабильного источника финансирования.

Конечно, обращались за помощью, куда только можно. Матушке приходилось объезжать самые разные организации, объясняться и просить. В основном, рады были помочь, но возможности были небольшие: во-первых, строительство храмов шло по всей стране, а в Липецкой области – тем более, и нуждающихся в благотворительной помощи в то время уже было много. А во-вторых, многие руководители сами жаловались на материальные трудности и экономический кризис.

Тогда, к большой радости, Господь послал нам отзывчивого человека, который проникся трудностями монастыря, и за словами не пришлось ждать дел. Это был Владимир Иванович Акатов, генеральный директор ОГУП «Липецкоблтехинвентаризация». На выделенные пожертвования была установлена звонница с восемью колоколами, отлитыми специально для монастыря в воронежской мастерской, а также выстроили у святого источника закрытую купель с двумя отдельными купальнями для паломников и монашествующих. Это была необыкновенная радость и утешение всей обители! Владимир Иванович и его сотрудники оказывали не только финансовую помощь, они принимали участие в решении самых разных проблем, и для строительства колокольни они подготовили проект «во славу Божию».

18

>> Владимир Иванович, его семья и сотрудники с сердечностью и душевной теплотой относились к нуждам монастыря. Поэтому с внезапной кончиной Владимира Ивановича осиротели мы все; вместе понесли боль утраты, оказывали друг другу поддержку, как могли. Отпевание состоялось в самом монастыре, накануне гроб с телом почившего поставили в Александро-Невском храме, всю ночь совершалось чтение заупокойной псалтири. На погребение съехалось огромное количество людей, поминальную трапезу с сестрами готовили сами сотрудники, пригласили поваров, позаботились о доставке продуктов, стараясь ничем дополнительно матушку не обременять.

Похоронили Владимира Ивановича на задонском кладбище, что за оградой монастыря. Весь путь был усыпан розами, а единственной прощальной музыкой был колокольный звон. Тот самый колокол, на котором дарственная надпись от его жертвователя, молитвенно провожал раба Божиего Владимира.

Какова бы ни была скорбь, принимать Волю Божию необходимо смиренно и благодарно, как послушные дети, зная Его благость и милосердие. Цель жизни любого из нас – прожить по-христиански и достигнув христианской кончины, освященной покаянием и таинствами, вступить в иную, вечную жизнь.

Верующие знают, что Господь забирает христианина из земной жизни именно тогда, когда он исчерпал все данные ему от Бога возможности покаяться и достиг определенной черты: либо наиболее благополучного духовного состояния, достойного Небесных обителей, либо окончательного отступления от Воли Божией, и дальнейшая жизнь только увеличит его духовное падение. И блажен и счастлив тот, кто пред Богом предстает с багажом добродетелей, добрых дел и милостыни Христа ради, за кого сотни оставшихся на земле, в Церкви, с любовью возносят молитвы о прощении вольных и невольных прегрешений. «Вечная память» – сами эти слова означают, что мы, еще живущие на земле, имеем долг помнить и всегда молиться за почивших.

Вторым действующим храмом в монастыре стал Александро-Невский храм при двухэтажном сестринском корпусе. По размерам он совсем маленький и называется трапезным, поскольку соединен с трапезной. Строительные работы шли долго, с самого заселения монастыря. Старинный корпус пришлось капитально перестраивать после эксплуатации, а трапезную с кухонными помещениями и храмом возводить с нуля. Все здание снаружи оштукатурили и окрасили, оцинкованную кровлю со временем перекрыли.

19

Освящен Александро-Невский храм в 2006 году епископом Никоном. Гармоничная внутренняя отделка создает праздничное настроение и одновременно молитвенный настрой: резной деревянный иконостас, фрагментами позолоченный, иконы в едином каноническом стиле. Службы совершались в нем не часто, поскольку после ввода трапезной в действующий режим это не удобно. В храме в основном происходят богослужения по престольным дням, совершаются постриги и общее вечернее правило.

20

Отделка второго этажа затягивалась, рабочих рук было мало, а жилых келий уже крайне не хватало. Сами насельницы шлифовали и красили двери, полы, батареи, клеили обои и пр. – торопились переселиться в настоящий монастырский корпус. В последнюю очередь из старой кельи переехала матушка.

На втором этаже, кроме келий и хозяйственных помещений, размещается библиотека и канцелярия, внизу расположены склады, ризница, пошивочная мастерская, просфорня, заготовительный цех, молочная кухня, алтарная прачечная. Соединяются этажи двумя лестницами – боковой и центральной («праздничной»). В трапезную из корпуса ведет крытая галерея.

21

К Пасхе 2006 года матушка Арсения была удостоена права ношения золотого наперсного креста.

- Приехал владыка и как-бы между прочим спросил: «А вы крест у матушки целуете? Ну как же, обязательно нужно брать благословение и прикладываться, это же такая помощь!» Матушка, наверное, стеснялась, но тут уже все взяли за правило обязательно подходить к настоятельскому кресту – каждое утро и вечер, и по обстоятельствам. Это были как раз мои первые дни приезда в обитель. Хотя бросились в глаза материальная скудость, теснота жизни в «старом» корпусе, все казалось в монастыре именно красивым, радовало душу, а когда увидела новую белоснежную трапезную и двери в храм Александра Невского, показалось, что таким прекрасным может быть вход в Царство Небесное. Понравилось пение сестер (молитвы в трапезной всегда пели вместе), скромные тихие службы в «Живоносном Источнике». А святой источник с купелью – прямо перед окнами, никуда и паломничать не надо.

По мере сил и возможностей, ремонтировали паломническую гостиницу, бараки для трудников, жилые домики с кельями и хозяйственными помещениями. Постепенно преображалась территория монастыря, и также обустраивалась внутренняя жизнь – свой устав, накапливался опыт монастырского обще-жития, прибавлялось число монашествующих.

Другим крупнейшим объектом строительства стала надвратная колокольня. Казалось, еще так много работы по восстановлению собора, но владыка Никон благословил – начинайте заниматься колокольней. Проект подготовили в ОГУП «Липецкоблтехинвентаризация»; его разработка стоила им больших переживаний, поскольку конструкция такой высоты – редкость и огромная ответственность, но все было выполнено очень качественно. Для определения прочности цокольного этажа и фундамента приглашали экспертов. Фундамент пришлось откапывать (экскаватором, потом вручную) и усиливать, делать гидроизоляцию и отмостку. И началось: кирпич, цемент, песок, железобетон, арматура; поиски спецтранспорта, доставка, разгрузка, подъемы; поездки, письма, просьбы... Прораба так и не нашли, обошлись с Божией помощью. Служили специально молебны; люди жертвовали на «кирпичики» – записывали их имена и закладывали в стены колокольни. Помогали организации в Задонске, Ельце, Липецке, Воронеже, Семилуках.

22

В 2008 году на зиму остановились на уровне второго яруса в 13 метрах от земли; в апреле следующего года пошли выше. По милости Божией, вопреки всем опасениям, осенью успели закончить кладку четырех ярусов со всеми арками, колоннами и полуколоннами и декоративной отделкой. Каменщики чуть не по ходу работ придумывали орнаменты кладки, по примеру Вознесенского собора, т.к. по проекту колокольню предлагалось просто оштукатурить, но матушка просила не закрывать кладку. Дореволюционный кирпич отличается размером и толщиной, а фигурный кирпич был готовый, заводского изготовления. Поэтому для того, чтобы выложить колонны более изящно, приходилось распиливать кирпичи на камнерезном станке.

23

21 октября был совершен молебен для освящения восьмиконечного креста, который вместе со шпилем был заранее привезен из Волгодонска. В присутствии гостей, клириков, насельниц и братии, был поднят и установлен 10-метровый шпиль с окантовкой, а затем под звон всех колоколов на звоннице подняли крест. Стая прилетевших птиц кружилась над стрелой крана. Какой счастливый момент послал нам Господь! Радовались и не могли поверить, что дождались. Трапезу решили сделать праздничной и отложили, пока не закончится установка, чтобы собраться всем вместе.

24

Впоследствии перекрыли кровлю, сварили и установили лестницы и ограждения, провели электричество. Всего два с небольшим года прошло с момента создания проекта до установления шпиля и поднятия колоколов. В последнюю очередь проведена реставрация старинной кирпичной кладки нижнего яруса – ее зашкуривали, грунтовали и красили.

restavratsia

Конструктивно новая колокольня полностью соответствует прежней разрушенной, а по внешнему облику прекрасно гармонирует со всем ансамблем монастырского комплекса.

DSC09877

  25

Приходилось также заниматься очищением и переоборудованием колодца над святым источником; новый дубовый колодец установили прямо в бывших покоях настоятельницы в старом корпусе (ведь когда церковь разрушили и засыпали источник, он пробился под здание конторы). Купель украсили новой пристройкой с тремя арочными окнами, где можно в любое время набрать святую воду.

26

Одним из обстоятельств, стеснявших обустройство монастыря и никак не вязавшихся с монашеской жизнью, было расположение на территории возле храма частных домов, в шестидесятых годах построенных работниками совхоза. В них проживали несколько семей; дома находились в аварийном состоянии, и все-таки жильцов необходимо было уговорить променять обжитое место на иное и уехать из монастыря. Сложность вопроса, естественно, состояла в поиске путей и средств для приобретения нового жилья; кроме того, правоустанавливающие документы у жильцов практически отсутствовали. Огромная работа легла на плечи юристов (спасибо, очень выручали насельники Задонского Богородицкого монастыря); но самое главное, что откликнулись местные и областные власти, после чего началось поэтапное переселение. Последние две семьи в 2008 году получили в обмен на свои дома две трехкомнатные квартиры в новостройке в г. Задонске, и это стало возможным благодаря выделенным из областного бюджета средств. Особое участие в решении данного вопроса принял Божко Юрий Николаевич, зам.главы администрации области.

А дома после этого капитально отремонтировали и сделали келейными корпусами.

DSC09752

Отдельной страницей в истории восстановления монастыря стала ограда, также являющаяся объектом культурного наследия; она была в очень пострадавшем состоянии. Из 525 метров общей длины (по периметру всей территории монастыря) 350 метров были полностью уничтожены, остальные части сохранившейся кладки капитально восстанавливали.

Основной массив кирпичной стены высотой 2,5 м и толщиной 90 см перекрыт листовым железом; юго-восточный угол длиною около 175 м застроен кирпичными столбами и вставками из профильного листа. Помимо главных врат, восстановлены боковые ворота у колокольни, отреставрирован въезд с северной стороны и установлены служебные калитки.

Работы проводились одновременно с двух сторон ограды, спешили как могли: ведь значение монастырской стены не только в защитной функции (о которой все же приходилось задумываться при соседстве леса и кладбища). Стена, ограждающая от внешнего мира, – первый символ собственно монастырского устройства. Да еще такая – настоящая, мощная кирпичная стена с коваными воротами, колоннами, аркой и куполами над центральным въездом. Она очень украсила внешний вид монастыря.

- Очень ждали, когда закончат стену, успеют или не успеют до зимы, уже начинались морозы – но все-таки закрыли оставшуюся часть у леса. Владыка шутил, мол, в монастырях нынче такие стены возводят, наверное, чтоб сестры не сбежали. Но он сам-то нас и поторапливал, потому что это не дело – без ограды. Когда почти все было готово, мы с сестрами идем вечером после крестного хода, и говорим матушке, что вот как хорошо, уже и стена есть, так быстро! Она посмотрела и тихонько вздохнула: «Да, слава Богу, закончили. А сколько она стоила искушений, сколько скорбей понесли, пока ее построили…» Конечно, непросто такое дается, восстанавливать монастырь – обязательно будут искушения; но мы-то не всегда знаем, какой ценой, потому что занимаемся каждый своими послушаниями и видим уже готовое…

Центром монастыря, или лучше – сердцем обители можно назвать главный собор в честь Вознесения Господня, который хоть и сохранил за годы советской власти свой наружный облик, но требовал капитального восстановления. Отремонтировать его в первую очередь не получалось, как бы этого ни хотели; масштабы работ были велики и требовали профессионального мастерства.

Еще до заселения обители была заново выложена одна из башен собора и перекрыта кровля стараниями Задонского мужского монастыря. Но внутри мусора оставалось еще очень много, пол провален, окна разбиты. Когда поставили новые окна, собор заметно преобразился. Затем внутренние работы шли «сверху вниз»: начали с центрального купола, затем боковые, три алтаря, стены, колонны, притвор. От пожара и безобразных условий «эксплуатации» храма все было до такой степени испорчено, что отбивали верхние слои до камня, армировали местами кладку, затем послойно штукатурили, шпаклевали, красили. Фотографий внутреннего убранства не сохранилось, но по оставшимся фрагментам повторяли точно такую старинную лепнину. Эти работы продолжались без перерывов три с половиной года.

Сестры время от времени заходили посмотреть, это чудесное преображение в белоснежную красоту казалось нереальным, не верилось глазам.

В 2008-2009 гг. была выполнена отмостка вокруг храма, восстановлены центральный и боковые входы; установили двери, деревянные внутрь и металлические кованые на улицу. У каждого входа ступеньки и перила облицованы плиткой, вымощены прилегающие площадки.

Внутри собора крепили дополнительные дубовые лаги и настилали деревянные полы. На верхние хоры установили деревянную винтовую лестницу, которая стала настоящим украшением. Восстановили также вентиляционные ходы под всеми сводами. Затем были повешены паникадила и началось устройство каркаса трехпридельного иконостаса.

Собор едва успевали приготовить, еще так много оставалось дел – но желание совершить столь долгожданное богослужение, да еще на Христово Воскресенье, было слишком велико. Торопились изо всех сил, просили помощи Пресвятой Богородицы.

И вот, спустя ровно 80 лет после закрытия монастыря, 4 апреля 2010 года на Пасху в Вознесенском соборе совершилась первая Божественная литургия. Это историческое событие стало огромной духовной радостью, настоящим торжеством.

- Пасха для христианина всегда величайший праздник, «торжество из торжеств». Но та Пасха 2010 года, наверное, не забудется никогда. Храм был наполовину завешен строительной пленкой, всего две иконы на иконостасе из фанеры, две лампадки пред ними и праздничный аналой. Вышитое белое напрестольное облачение, новый Семисвечник, Святая Святых. Все было так сказочно! Чувство восторга и победы, гости собрались в храме такие родные, а мы думали о прежних сестрах – как же они радовались на небе, долгожданный день! Но что было, когда раздался пасхальный колокольный звон, - этого даже не передать, звук какой-то почти ощутимой массой окружил храм и висел снаружи и внутри, вокруг, не могу подобрать слов, но мы замерли. Сколько лет слышали звон до этого, и потом – такого не было. Мы, счастливые, смотрели друг на друга, на иконы и просто радовались с тихим трепетным благоговением, и прославляли Господа.

Второе знаменательное богослужение в том же году было совершено на престольный праздник в день Вознесения Господня. Службы эти совершались в правом приделе в честь Покрова Божией Матери, остальная часть внутренней отделки собора не была закончена.

Так впервые за 80 лет разорения в храме Божием возобновилось таинство Евхаристии, зазвучали молитвы и монашеское пение.

А на следующий год дорогой владыка совершил торжественное полное освящение главного престола и всего Вознесенского собора в канун престольного дня – Вознесения Господня. С этого момента службы в соборе не прекращаются, несмотря на то, что работы по устройству иконостаса и остальной отделке еще не окончены.

На Пасхальные праздники в 2011 году произошло еще одно знаменательное событие: матушка Арсения была возведена в сан игумении с вручением игуменского жезла. По возвращении ее из кафедрального собора встретили сестры с поздравлениями и букетом цветов. Это событие воспринято было как та последняя точка над «и», которой не доставало обители: как сказала одна сестра, вот теперь у нас настоящий монастырь; без игумении как без головы.

И вот первый юбилейный праздник: в июне 2012 года в обители отметили десятилетие возрождения монастыря и приезда первых насельниц.

26 декабря 2012 года исполнилось ровно десять лет официальному решению об открытии в Тюнино Богородице-Тихоновского монастыря.

Восстановление монастыря

Комментарии