Profile

Layout

Cpanel

Колокола и колокольный звон

Ветхозаветные времена колоколов не знали. В первые века христианской Церкви колоколов также не было. В Западной Церкви они появились и зазвучали вскоре же после принятия христианства, но широко распространились с конца XVI в., а в XVII-XX вв. они так прочно вошли в церковный обиход, так слились с богослужением Русской Православной Церкви и с представлением о русском народном благочестии, что вопрос об их духовно-символическом значении заслуживает особого внимания.

1

В молитвах на освящение “кампана, си есть колокола или звона” в части II Требника упоминаются семь серебряных труб, которые Господь повелел создать Моисею для созывания народа к жертвоприношению и молитве, для укрепления мужества войска во время войн. Эти серебряные трубы, в которые трубили израильские жрецы, потрясли стены враждебного Иерихона, так что не только “умными и одушевленными созданиями”, но и бездушными, как и Моисеевым жезлом и медною змеею в пустыне, Господь Бог властен творить преславные дела и чудеса “в спасение и пользу верных”. На этом основании освящаемому колоколу испрашивается Божие благословение и сила для того, чтобы слышащие его днем или ночью возбуждались к славословию имени Божия и собирались в церковь; чтобы самый звон колокола воздавал славу Богу; чтобы этим звоном освящался воздух и прогонялись из него все вредоносные силы (в т.ч. не только былые смертельные эпидемии холеры и проч., но и современные – радиация, свиной грипп, что засвидетельствовали ученые); чтобы этим звоном утишались и прекращались бури и грады, молнии и громы; чтобы, наконец, слыша его, верные рабы Божии укреплялись в благочестии и вере и мужественно противостояли “всем диавольским наветам”, побеждая их молитвой и славословием.

Благодатный звон имеет еще одно необыкновенное свойство: он распространяется в воздухе крестообразно (!), т.е. звуковые волны расходятся крестом на четыре стороны.

По сей день сохраняется практика в особо тяжких бедствиях благословлять звонить в колокола чуть не круглосуточно.

Почему именно колокола? Господь Иисус Христос говорит, что при конце мира Он “пошлет ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их” (Мф. 24:31). Апостол Павел говорит о последней трубе, которая вострубит – и совершится изменение живущих людей в бессмертные существа и воскресение умерших (1 Кор. 15:52; 1 Фее. 4:16-17).

Знаменательно, что в раннехристианские времена, в IV веке, в египетских и некоторых палестинских монастырях употреблялись именно трубы для тех же целей, для каких впоследствии стали употребляться колокола. В древние времена в монастырях для созыва братии на молитву и при богослужении для сугубого возбуждения внимания молящихся широко употреблялись деревянные, железные, медные, даже каменные била и клепала. Такие била и клепала перешли и в русские обители. Древние Уставы, которыми и ныне пользуется Церковь, составлялись до распространения колоколов. Поэтому все, что сказано в уставных текстах о биле, клепале, древе великом, следует относить к колокольному звону. Иногда даже происхождение слова “колокол” связывают с обычаем ударять кол о кол, создавая звук-сигнал. И в деревянном биле, и в колоколе из сложного сплава, и в серебряной трубе тем важнейшим общим, что их объединяет и уравнивает, является самый звук как сигнал, соответствующий таинственному воплю в полуночи: “Вот, Жених идет, выходите навстречу ему” (Мф. 25:6), которым прикровенно изображается второе пришествие Христово. Такой сигнал есть не что иное, как благовестие о пришествии Судии и Избавителя. Звук труб, бил, клепал и колоколов — это тоже благовестие о богослужении. Поэтому колокольный звон получил в России замечательно точное название — благовест. С этой точки зрения колокольный звон для храма и прихода или для братии монастыря подобен тому, чем является для всей Вселенной Евангелие, что в переводе — кальке на русский язык значит благовестие.

В богослужебных книгах колокол называется кампан, что этимологически связано с названием римской провинции Кампания, где добывалась лучшая медь для колоколов, с греко-латинским названием поля — campi и с названием растущего на полях цветка колокольчик — campanula. Есть мнение, что название колокола (кампан) обусловлено тем, что, как по полю беспрепятственно может идти человек, так по воздуху свободно распространяется звук колокола.

По своей внешней форме колокол — не что иное, как опрокинутая чаша, из которой как бы изливаются звуки, несущие в себе Божию благодать.

В восточных православных странах в XI-XII вв. было немало противников колоколов, как принадлежности латинской Церкви, но в XII в. последовало официальное благословение на их употребление в Православной Церкви.

Вначале колокола не имели постоянного места в храме: их подвешивали и в арках входных дверей, и внутри храмов, и в башнях куполов, и на отдельных звонницах близ храмов, и на воротах церковной ограды или монастырской стены. В Русской Церкви в древности для колоколов строились звонницы в виде стенки со сквозными проемами, в которых подвешивались колокола. С XIV в. на Руси появляются многоступенчатые башни с конусообразной или купольной кровлей, под которой находились колокола. Как и звонница, колокольни строились вначале отдельно от храмов. Но в московской архитектуре XVI-XVII вв., а затем повсеместно появились храмы, построенные вместе с колокольнями, которые входят в здание храма, составляя с ним целое. Такие колокольни ставятся с западной стороны храма так, что вход в храм осуществляется через нижний этаж колокольни, который может являться в таком случае притвором. Наряду с такими колокольнями продолжали сохранять и строить храмы с колоколами в куполах на кровле или в отдельно стоящих колокольнях. Возникновение колоколен было обусловлено стремлением и возможностью создавать большие и звучные колокола. Кроме того, чем выше поднят колокол, тем дальше его слышно, так что высокая колокольня как бы заложена в самой идее колокола. Колокольня духовно может означать и гору, с которой Господь благовествовал Евангелие, и мачту корабля, где находится наблюдатель, возвещающий об опасности или приближении долгожданной цели плавания, и вершину земной истории человечества, на которой прозвучит архангельская труба, благовествующая о Христе грядущем и начале вечной жизни.

В соответствии с требованиями Устава и значением богослужений различают несколько видов звона. Благовест — это звон, при котором ритмично ударяют в один колокол. Удары в разные колокола поочередно называются перезвоном или перебором. Слово “звон” также имеет узкий смысл, означающий удары в несколько колоколов одновременно. Звон, при котором ударяют в разные колокола одновременно в три приема с паузами между ними, называется трезвоном. Благовест бывает три раза: к вечерне, утрени и литургии, точнее, к часам перед литургией. К самой литургии бывает трезвон. В особо торжественных случаях сначала бывает благовест, который переходит в перезвон (перебор), а за ним следует трезвон.

Звон во время литургии и утрени призывает верующих, находящихся вне храма, соединить свои молитвы с молитвами присутствующих на богослужении. Особыми переборами и трезвонами сопровождаются торжественные молебны, водосвятия, крестные ходы.

Звоны меняются в зависимости от характера служб. Одни звоны Великим постом, иные в прочие дни года, одни в праздники, другие в будни; особые звоны к заупокойным службам. Различают праздничный, воскресный, полиелейный, будничный, малый колокола. При этом может быть несколько небольших зазвонных колокольцев различной величины, которыми сопровождается звон в основные колокола. Названия колоколов показывают и случаи, в которых каждый из них участвует в благовесте, или звоне. Искусство русского церковного колокольного звона уникально и представляет собой не только великое духовное явление, но и подлинный шедевр мировой культуры.

DSC09606

Сегодня в нашей обители есть своя колокольня, восстановлена она как точная копия прежней разрушенной. Она состоит из четырех ярусов и прекрасно вписывается в общий архитектурный ансамбль монастырского комплекса. Общая высота – 48 м, в т.ч. шпиль 10 м и трехметровый крест.

А колокола появились в восстанавливающемся монастыре почти сразу. Сначала один подвесили прямо на улице, затем построили помост – звонницу. Все наши колокола– а их 9 штук – это дар благодетеля монастыря Владимира Ивановича Акатова, ныне почившего. Самый тяжелый колокол – «всенощный» – весит 1900 кг. Колокола были отлиты в Воронеже и оказались на редкость удачного звучания и подбора в гармонии, как говорят сами мастера-изготовители: «Проезжая мимо вас, специально задерживаемся послушать звон». Развешены колокола в порядке, подобранном настройщиком. Изначально, еще на звоннице, сестры-звонари пользовались веревками, подтянутыми к колокольным языкам. Со временем выработалась своя традиция, а нынешние устройства – педали ножные и ручные – позволяют не только усовершенствовать перезвон, но и звонить самым сложным праздничным звоном всего одному звонарю. Послушание звонить в колокола знакомо многим сестрам, но освоить сложные партии дается не всем. Сложность обучения состоит еще и в том, что отрабатывать на практике ритм ударов приходится сразу «в прямом эфире» - на всю окрестность, и как правило, непосредственно в уставное время. Иногда заучивать такт и даже придумывать нечто новое приходится «на кирпичиках», чтобы привыкли руки. Но в любом случае в основе сохраняется избранный изначально основной четверичный такт, который соответствует молитвенному выражению «Благо-дать Свя-таго-Духа». Так и читаем, чтобы не сбиться.

Исполнять обязанности звонаря – это и телесный подвиг тоже, особенно зимой на ветру. Да и забираться приходится высоко и быстро, по несколько раз на день. В зимнее время утром и вечером звон затемно: верхние ярусы освещаются лампочками, точно пещерки горят высоко в очертаниях колокольни. И все же это одно из самых любимых послушаний, потому что благодатную радость от колоколов чувствуешь при первых же ударах, как бы тяжело только что не было – все как рукой снимается! Не удивительно, что паломники мечтают и просят иногда «попробовать», особенно подростки, однако это слишком ответственно, обычно разрешается постоять рядом и посмотреть.

2

Но однажды в году звонить можно всем – на Христову Пасху. Правда, приходится на колокольне непременно дежурить: потеряв голову от радости и мощности звука, буквально прыгают по педалям даже взрослые. Ну что ж, иногда приходится чинить оборванные тросы... Радость Воскресения Господня – действительно, ни с чем не сравнима. И радость пасхального колокольного звона помнится всем сердцем.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Восстановление монастыря

Комментарии