Profile

Layout

Cpanel

Стихи

Старец Порфирий Кавсокаливит.

Чтобы стать христианином, нужно стать поэтом

Радуйтесь тому, что окружает нас. Все вокруг нас — это капли любви Божией; и одушевленное, и неодушевленное, и растения, и звери, и птицы, и горы, и море, и закат, и усыпанное звездами небо. Всё нас учит и ведет к любви Божией.

 

Это маленькая любовь, через которую мы приходим к Любви великой, ко Христу. У цветов, например, своя красота. Они учат нас своим благоуханием, своим величием. Они говорят нам о любви Божией. Они распространяют свой аромат, свою красоту и на грешных, и на праведных.

 

Чтобы стать христианином, нужно иметь душу поэта, нужно стать поэтом. «Грубых» душ Христос не желает иметь рядом с Собой. Христианин, пусть лишь тогда, когда любит, является поэтом, пребывает в поэзии. Поэтические сердца глубоко проникаются любовью, закладывают ее внутрь сердца, обнимают ее и глубоко чувствуют.

 

Пользуйтесь прекрасными мгновениями. Они располагают душу к молитве, делают ее тонкой, благородной, поэтичной. Проснитесь утром, чтобы посмотреть, как солнце встает из моря — все в багряной порфире. Когда вас воодушевляет прекрасное место, церковка, что-нибудь еще дивное, не останавливайтесь на этом, идите дальше, переходите на славословие за всю красоту, чтобы жить одним лишь Прекрасным. Все свято: и море, и купание, и пища. Радуйтесь всему. Все нас обогащает, все направляет нас к великой Любви, все нас приводит ко Христу.

 

Причины для благодарности и молитвы Господу предоставляются во всем. Живите среди природы, среди всего. Природа — это таинственное Евангелие. Но когда внутри человека нет благодати, тогда не поможет ему и природа. Природа нас пробуждает, но она не может привести нас в рай.

(с сайта «Гора Афон»)

 

Воспоминание о постриге

Вот храм любимый предо мною

Залит огнями в час ночной.

Там, миру грешному незримо,

Обряд свершается святой.

 

Владыка в полном облаченье,

Раскрыты царские врата,

И хоры инокинь смиренно

Поют Спасителя Христа:

 

«Простри объятия, о Боже,

Прими заблудшее дитя

И нищее не презри сердце,

Я грешница, но все ж Твоя!»

 

Простершись ниц пред аналоем,

В смиренном трепете святом

Лежит сестра, вступить готовясь

В борьбу с царящим в мире злом.

 

Неизв.монахиня

Аносина монастыря

Московская обл., сер.20х гг.

 

 

…А мне бы только захотеть

Возстать и Богу помолиться,

Тропарь ко Празднику пропеть

И в умиленьи прослезиться.

 

Оставить нашу суету,

Куда спешить, к чему стремиться?

Вот поговеть бы на посту,

Чтоб подостойней причаститься.

 

В душе гордыню подавить,

Добрее стать хоть на немного.

И слово каждое ловить,

К нам исходящее от Бога.

 

Врага как ближнего любить,

За ненавидящих – молиться,

Обитель Божию посетить,

В святой источник погрузиться.

 

Очей сердечных мир открыть,

От спячки нашей пробудиться,

Прославить Бога не забыть,

Взглянуть на мир – и удивиться.

 

Из архива монастыря.

 

Монашеская псалма

 

Врата для всех тесные в Царство Небесное,

Но самый тернистый монашеский путь, -

Ты встретишь там скорби, дотоль неизвестные,

Но стойким и крепким в напастях пребудь.

 

Господь кого любит, того испытует,

В горнило скорбей повергает того.

Он меру терпения каждого знает

И все посылает по силе его.

 

Одним посылает болезни для тела,

Целебный бальзам для беспечной души.

Гордыню других исцеляет умело,

А ты покорись, на судьбу не ропщи.

 

Проказа души есть болезнь непростая,

Греховные язвы смертельно болят.

Одним положить надо пластырь на раны,

Другим применить с осторожностью яд.

 

Итак, путь твой, инок, тяжелый, тернистый,

Зато в сонм святых приведет он тебя.

В него не войдешь, если будешь нечистым, -

Терпи и трудись, не жалея себя.

 

На этом пути не обещаны розы,

Не встретишь и лилий прекрасных на нем.

Одни лишь шипы, одни горькие слезы,

И трудности будут всегда и во всем.

 

Но ты не ропщи, ты и духом не падай,

Всегда вспоминай, что ты – воин Христов,

Что стал ты иным, свою волю предавый

Тому, Кто есть истинный Путь и Любовь.

 

Какие при постриге дал ты обеты,

До смерти своей никогда не забудь.

Живи целомудренно, слушай советы,

Смиреньем своим облегчай себе путь.

 

Надейся – придет вожделенное время,

Когда Господь вселится в сердце твое.

Забудешь ты скорби и все огорченья,

Блаженством наполнится все существо.

 

 

Из архива монастыря.

Душа моя гордая.

 

Заскорбела душа моя гордая,

Что унизили вдруг ее, скверную,

Словно девой была она скромною

И женою послушною, верною.

 

Затужила от злости, заплакала,

От обиды вдруг стала вся черная,

Словно вороны смерть ей накаркали,

А она хочет жить, непокорная.

 

И на небо она руки вскинула,

И глаза подняла нагловатые,

И уста в хульной брани раздвинула:

Мол, она без вины виноватая.

 

В Божьем Царстве искать стала с ропотом

Оправдания, справедливости,

А закончилось все диким хохотом

И угрозами с нетерпимостью.

 

Как посмела же ты, прокаженная,

У Христа для себя что-то требовать?!

Сатаною ты вся помраченная –

И тебе ли с Владыкой беседовать?!

 

Ты б пошла в Божий храм да покаялась,

Подползла б на коленях к Распятию,

И у ног Божьих горько расплакалась,

И себя осудила с проклятием.

 

Обратилась бы ты к Богородице,

Чтоб Она испросила бы милости

Для тебя бы с молитвой у Троицы,

И покорности, и решимости.

 

Изменить твою жизнь с Ее помощью

И задуматься о спасении,

Чтобы жизнь проводила ты в строгости,

А не в праздности и веселии.

 

Не скорби ты, душа, будь смиренною

И пригни свою голову гордую.

Лучше помни, что Бог любит верную

И Ему только душу покорную.

 

 

Иеромонах Стефан, 2004 год

 

 

 

 

 

 

Прости, мама

 

Прости, что я тебя так часто, мама, обижал,

А та терпела кротко и всегда меня прощала.

И лишь тогда, когда я в час вечерний засыпал,

Ты надо мною скорбно голову склоняла.

 

И, тихо плача, гладила меня

И укрывала одеялом потеплее.

Прости, что я так часто оскорблял тебя,

От сатанинской злобы стервенея.

 

Прости, что унижал осознанно тебя,

Хлестал словами, чтобы сделать побольнее.

А ты молилась за жестокое дитя,

И лишь от горя твои волосы седели.

 

Прости, что много лет не слушался тебя

И доказать, что не права ты, без конца старался.

А ты встречала с тихой нежностью меня,

Когда один я в целом мире оставался.

 

Прости, что о тебе нередко забывал,

А ты ждала всегда с надеждой и тревогой.

Прости, что счастье, мама, без тебя искал,

А ты молила о моем спасенье Бога.

 

Прости, что жизнь твою на годы сократил.

Ты отдала их за меня без сожаленья.

Прости, что больше не тебя – себя любил

И не искал с тобою примиренья.

 

Прости за все, что сделаю еще

И от чего ты снова постареешь.

Спаси Господь тебя за то, чтоб жив был я – Ты, мама, своей жизни не жалеешь.

 

 

Иеромонах Стефан, 2004 год

 

Николай Чудотворец

 

Когда в стенах Александрии

Как вран, дух Ария парил,

Звездой небес – в Мирах Ликийских –

Великий Николай светил.

 

Как добрый пастырь – паствой правил,

Любовью к Богу пламенел.

И святостью высоких дел

Он денно-нощно Бога славил.

 

Любя богатство нищеты,

В смиренном духе простоты,

Враг горделовости и злата,

Он в каждом смертном видел брата.

 

Он всех людей любил душой,

За всех страдал, за всех молился.

Участьем с каждым он делился,

Несчастным был покров святой!

 

Высокой правдою влекомый,

Во дни тревог и в мира дни –

То извергал из уст он громы,

То лил обильный ток любви.

 

Душа в нем светлою денницей

Являлась пламенно-чиста,

И Ария, врага Христа,

Он наказал своей десницей.

 

Он весь огнем любви святым

Пылал, как Божий Херувим!

За то и Бог его прославил

И высоко его поставил:

 

Кто, кто, снедаемый тоской,

Иль в море бедствий утопая,

Святую помощь Николая

Не призывал здесь над собой?

 

Кто, утомившись жизни битвой,

Один, болезнуя в ночи,

Пред образом его с молитвой

Не возжигал своей свечи?

 

 

 

 

И я с надеждой умиленной,

Греховной тяжестью томим,

Дерзаю пасть к ногам твоим,

Святитель, чтимый всей вселенной.

 

Молю, над грешником яви

Святой покров твоей любви.

И вздох мой тяжкий покаянья

Повергни пред Творцом созданья!

 

 

Из архива монастыря.

 

 

…Пробудись от сна, невесто,

В сей полунощи Жених

От небес грядет безвестно

С мертвыми судить живых.

 

Бди, молися. Он осудит

Нерадивого раба,

Коль от сна того разбудит

Страшная Его труба.

 

Но блажен Христов раб верный,

Что обрящет бдящим Бог.

Будет зреть он свет безсмертный,

В райский внидет он чертог.

 

Девы глупые вздремали,

Оскудел у них елей,

И за то несчастны стали

И остались вне дверей.

 

Берегися, сколько мочи,

Сна, душе, и трезва будь.

Может быть, и в сей полночи

Позовут тебя на суд.

 

Убегай греха, как яда,

Убегай, душе моя!

Чтоб не пасть тебе до ада,

Светлого лишась рая.


Из архива монастыря.

… Услыши, о, Боже, моленье мое,

Помилуй, Создатель, творенье Свое!

Я грешен, я немощен, прах пред Тобой,

Но Ты – милосердный, услышь вопль мой!

 

Грехи мои многи и тяжки зело.

Помилуй, о, Щедрый, раба Твоего!

К Тебе прибегаю, молюся Тебе.

Прости же мне, Отче, прости же мене.

 

Всегда упадаю и встать не могу,

Подаждь, Милоседный, мне помощь Твою.

Я плачу и каюсь, и снова грешу,

Но образ Твой сладкий я в сердце ношу.

 

Всегда он отраден и сладок он мне,

Так пусть же он будет со мною везде:

И в церкви, и в келье, в работах, в пути,

Сподоби мя, Спасе, к Тебе приити!

 

Молись, хоть не хочешь молиться,

Замкнуты уста немотой,

Сообщения с Богом лишился,

Молись, хоть короткой мольбой.

 

Молись, когда в жизни счастлив ты бываешь,

И бодр, и веселый душой.

Молись, когда слезы украдкой роняешь,

Молись, дверь закрыв за собой.


Молись в тишине сокровенной мольбою,

Все глубже, все жарче молись.

Молись, когда будешь стоять пред толпою,

Не бойся насмешек, но смело молись!

 

Молись и тогда ты, когда изнываешь,

Молись, когда слаб ты душой,

Молись, хоть, гонимый за веру, страдаешь, –

С мольбой совершай подвиг свой…

 

Молись, когда ты одиноким бываешь,

Друзья ли изменят – молись.

Иль душу уныньем теснит враг коварный –

К Иисусу с молитвой тогда обратись.

 

Молись, когда вера тебя покидает,

Надежда ли гаснет – молись.

Иль пламя любви, как свеча, угасает,

Иль ад пред тобою – молись.

 

Молись, когда стрелы сомненья пронзают

И страх твою душу теснит,

Иль злобные крики мольбу заглушают,

Ты стой на коленях и жарче молись.

 

Ведь сила молитвы – полки побеждает,

И чудо, и счастье молитва творит.

И узы, как нити, она порывает,

И мiр от горячей молитвы дрожит.

 

Все стрелы сомненья мольба отражает,

И страх побеждает она.

Молитва с Творцом душу соединяет,

И ею – во прах побежден сатана.

 

ЕСЛИ Я К БЛИЖНИМ ЛЮБВИ НЕ ИМЕЮ

 

 

Если в церковь хожу,

За уставом слежу,

И пою, и читаю я много,

Но на сестер сержусь

И на них я ропщу –

Не угодны мольбы мои Богу.

 

Во вратах ли сижу,

За порядком слежу,

Но на сердце любви не имею,

То Вратарь, Царь царей,

Мне от райских дверей

Вход закроет десницей Своею.

 

Пусть я буду портной,

День и ночь за иглой

Все трудиться, в работе потея.

Но Всещедрый мой Бог

Не оценит даров,

Если к сестрам любви не имею.

 

Пусть просфорником я

Потрудился года,

Но горжусь и любви не имею,

Сам себе господин,

Белый хлеб ем один,

О других же совсем не радею.

 

Пусть в поварне, как раб,

День и ночь на ногах

Я служу, но любви не имею,

То погублена мзда

Мной самим для себя,

Я тружусь, а спасенья не дею.

 

Когда скажут «иди»,

Я всегда впереди,

Но на сердце любви не имею,

То с холодной душой

Я для Бога чужой,

И дрожу, и, стыдясь, холодею.

 

На коровник хожу,

Со смиреньем служу,

Но на сердце любви не имею,

Станет кто раздражать,

Я готов в мiр бежать

И, волнуясь, я сердцем болею.

 

 

 

 

 

 

 

Огородником я

Потрудился года,

Ни здоровья, ни сил не жалея.

Но Господь Бог Отец

Не подаст мне венец,

Если к ближним любви не имею.

 

 

В схиму ль я облекусь,

Весь в мольбу погружусь,

Но на сердце любви не имею,

Затемнен гордый ум

От пленительных дум

И погибну, спасенья не дея.

 

О грехах я порой

И взываю с тоской,

Но ведь если любви не имею,

Быть мiрским перестал,

А монахом не стал,

И во гневе на ближних болею.

 

Но ведь там, где любовь,

Там присутствует Бог,

Сыном, другом раба называя.

Воскресни же, мой ум,

От злопамятных дум,

Облекись весь в любовь – ризу рая.

Стихи о милой маме

 

Спи, наша милая мама,

В глубокой могиле сырой.

Теперь твоя жизнь другая,

Господь тебе будет судьей.

 

Никакие земные тревоги

Не нарушат твой вечный покой.

Только будут шуметь над тобою

Деревья с зеленой листвой.

 

И куда мы теперь ни поедем,

Куда мы теперь ни пойдем,

Тебя, наша милая мама,

Мы нигде никогда не найдем.

 

Все заботы о нас отложила,

Больше их нет впереди,

И сердце твое материнское

Остыло в холодной груди.

 

Не спала ты темные ночи,

Не знала покоя по дням.

И хлеба последнюю крошку

Делила ты нам пополам.

 

При тебе, наша милая мама,

И солнце грело теплей,

И радостно было на сердце,

И в комнате было светлей.

 

Нам в жизни никто не заменит

Родную любимую мать.

Так больше никто не приветит,

Не сможет никто приласкать.

 

Рано иль поздно, родная,

Придем мы к могиле твоей,

Посадим цветы на могиле,

Польем их слезою своей.

 

И кончилась жизнь земная,

Все силы угасли в труде.

Так прощай, наша милая МАМА,

И вечная память тебе!

 

 

Из архива монастыря

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Восстановление монастыря

Комментарии